Tanz der Vampire: the Other Way

Объявление

Основная игра открыта! Время и дата в игре: 19 - 20 декабря 1889 года, ночь. Рейтинг форума: 18+

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tanz der Vampire: the Other Way » Замок » Ворота


Ворота

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

...

0

2

>>>Лес

Так значит, Рене тоже не успел спасти свою мать... Почувствовав внутреннее родство с товарищем по несчастью, Франц мягко сжал руку своего спутника. Хотелось сказать что-нибудь ободряющее, но что тут скажешь?
Однако в этот миг ему невольно пришлось отвлечься от воспоминаний, потому что перед ними возникли врата замка.
- Добро пожаловать, Рене, - сказал Франц, с усилием налегая на створки.
Для графа или Герберта никакого труда не составляло открыть или закрыть ворота, но попробуй это сделать, если обладаешь силой лишь одного человека, даром что вампир! Как бы Рене не догадался, чем Франц питается, и не начал его презирать за его рацион... А ведь совсем недавно Франц говорил о том, что рад был бы обратить свою мать, пока та была жива! Увы, между ним и кровью человека словно какая-то сила возвела непреодолимый барьер, и каждый раз, когда Франц пытался попробовать пищу, достойную настоящего вампира, его охватывала нерешительность, близкая к панике. Так некоторые люди боятся высоты или замкнутых пространств, хотя понимают, что бояться нечего.

0

3

- Франц? - Рене с легкостью помог бывшему пажу открыть ворота. - Ты хорошо себя чувствуешь?
Вампир с искренним беспокойством посмотрел на своего сородича. Может быть Франц просто голоден?
- Ты давно питался? У меня такое бывало, когда я голодал, обычно это заканчивалось очередной спячкой. Но ты же не хочешь пропустить бал или уснуть прямо в бальном зале? Мы можем поохотиться вместе.
Последняя спячка Рене была не так уж давно и снова погружаться в летаргический сон ему совсем не хотелось, он и так уже слишком много пропустил. К сожалению, периодически он впадал в нечто вроде депрессии, только на вампирский лад, терял аппетит, переставал охотиться и засыпал в ближайшем склепе. Ну, или в простом деревянном гробу, в земле, это уж как повезет. Могильные черви все равно не считали его вкусным, поэтому не беспокоили, разве что запах сырой земли был сильно на любителя.

+1

4

Ну да, следовало ожидать, что рано или поздно Рене что-то заподозрит. Теперь нужно было как-то выпутаться, при этом ни разу не солгав - ложь была Францу противна.
- Спасибо за заботу, - улыбнулся он. - Я как раз собирался отправиться на охоту завтра. Но от предложения поохотиться вместе, увы, вынужден отказаться - я предпочитаю ужинать в уединении. Надеюсь, ты не обидишься? А в бальном зале я не усну, за это можешь не беспокоиться.
Формально это была правда, от первого до последнего слова. Поскольку звериная кровь далеко не так питательна, как человеческая, то охотиться Францу приходилось каждую ночь, и завтрашняя вовсе не должна была стать исключением. И, разумеется, бывшему пажу вовсе не хотелось, чтобы кто-нибудь из вампиров увидел, как он ужинает зайцем или куропаткой! Опасность впасть от голода в спячку прямо на балу Францу тоже не грозила - особенно голодным он себя никогда не чувствовал, скорее, его состояние было бы сравнить с тем явлением, что люди когда-нибудь назовут гиповитаминозом.

+1

5

- Как скажешь, - пожал плечами Рене. - Но если накатит слабость, то ты можешь спокойно на меня опереться.
Они приближались к величественному старинному замку, судя по всему самое позднее тринадцатого века, если не раньше. Рене даже почувствовал прилив ностальгии по временам своей вампирской... хм... молодости? Но он и сейчас выглядел молодым.
- Я слышал, что у графа есть сын? Но... как это возможно? Мы же... по сути своей... мертвы?
Рене не без причины не причислял себя к числу живых. Его сердце и легкие не работали и подарить жизнь он тоже не мог. Разве что вечную не-жизнь. Да и в конце концов, он большую часть своей вечности проводил в каком-нибудь гробу или саркофаге, тут уж как повезет. Холодный и недвижимый, не нуждающийся в воздухе и воде. Существованием это можно было назвать. Жизнью - вряд ли.

Отредактировано Rene Mort (2017-07-24 07:57:33)

+1

6

Франц улыбнулся, услышав предложение Рене стать для него опорой. Это можно было понять как в буквальном смысле, так и в переносном. И в благодарность Франц мягко сжал Рене ладонь.
Рене же, пока они пересекали замковый двор, продолжал задавать вопросы, и Франц, разумеется, считал своим долгом ознакомить гостя со всем, что тот захочет узнать.
- Что касается виконта фон Кролока, - начал юноша, - то он появился на свет задолго до того, как граф стал вампиром. Так что никакой загадки здесь нет. Что же касается нашей сути... Я считаю, что проявления жизни на земле бесконечно разнообразны, и ни один учёный не может написать учебник о том, кого считать живым, а кого - мёртвым. Да, мы не размножаемся - но ведь и среди людей много таких, что не могут иметь детей, но при этом они живут. У нас не бьётся сердце - а у цветов и деревьев сердца нет вообще, но при этом они считаются живыми организмами. Мы двигаемся, говорим, мыслим, чувствуем, мы способны испытывать боль от ранений или ожогов, наконец, нам необходимо питаться! Разве может мёртвый нуждаться в пище?
Обычно Франц предпочитал не распространяться о своих взглядах на жизнь и смерть, но порой открыть свои мысли случайному встречному бывает проще, чем тому, кого видишь каждую ночь. А возможно, их сблизили ещё и похожие воспоминания - у каждого была когда-то мать, и ни один из них не успел спасти свою мать от смерти?

+1

7

Рене задумался. Мысли Франца были интересными.
- Механизмам требуется топливо, - наконец сказал он. - Вечных двигателей не существует, всему нужна подпитка, чтобы двигаться.
Вампир улыбнулся. Ему нравилось беседовать с Францем, тем более, что большинство вампиров обычно не задавались такими вопросами как "Могу ли я считать себя живым?" и тому подобными темами, не имеющими никакой практической пользы.
- Есть кое-что, что я заметил, - добавил Рене и похоже его это действительно в какой-то мере волновало. - По моим наблюдениям, вампиры застревают в своей возрастной фазе. Поправь меня, если я ошибаюсь и твой опыт говорит тебе о другом. У вампиров-подростков вечный переходный возраст, а о детях-вампирах и говорить не стоит, мне всегда безумно их жаль. Ты ведь тоже остался молодым как внешне, так и внутренне. Значит ли это, что мы застываем в своем предсмертном состоянии, словно призраки? Говорят, что годы спустя некоторые видели призрак Марии-Антуанетты с отрубленой головой в руках. Очень надеюсь, что это ложь. Неужели она так и застыла в последнем и самом ужасном дне своей жизни? Я не хочу в это верить... впрочем, сейчас я толкую о другом - способны ли вампиры развиваться, как это происходит со всеми живыми организмами? С живыми людьми?

+1

8

- Нет, - честно признался Франц, - я никогда раньше не слышал о призраке королевы Марии-Антуанетты. Ложь это или правда?... Наверное, всё-таки ложь. Насколько я знаю, королева Мария-Антуанетта умела ценить красоту - а значит, она вряд ли стала бы даже в виде призрака появляться на людях с собственной отрубленной головой в руках, ведь это просто отвратительно! Или... или она поступила так, чтобы предупредить людей о чём-то? Возможно, заставить задуматься о том, что убийство недопустимо, потому что непоправимо?
Он замолчал на несколько мгновений.
- А насчёт развития... - нерешительно заговорил он. - Понимаешь, Рене, я почти всё время со дня обращения жил в этом замке, поэтому опыта у меня маловато. И для того, чтобы определить, развиваюсь я или нет, пришлось бы сравнить меня настоящего с тем мной, каким я был бы, если бы остался человеком - а этого сделать невозможно. Что касается детей-вампиров... я их никогда не встречал. Какие они?
Если бы сердце у Франца билось по-прежнему, наверное, сейчас оно стучало бы как сумасшедшее. Потому что Рене, появившись в его замкнутом мирке, принёс с собой столько знаний о большом широком мире, что голова готова была пойти кругом - хотя обычно головокружениями вампиры не страдают.

+1

9

- Дети-вампиры на первый взгляд очень милы... но только на первый. Ты ведь наверняка видел, как совсем маленькие дети отрывают лапки насекомым? Не потому, что они наслаждаются чужими страданиями, а потому что воспринимают их как предметы, мы ведь тоже отрываем лепестки у цветка при гадании, верно? Умение поставить себя на место другого существа развивается с годами, тут играет роль как воспитание, так и собственное развитие. Смертные люди для детей-вампиров как те самые насекомые. Я уж не говорю о других детских особенностях, вроде проблем с усидчивостью и концентрацией внимания, затрудняющих обучение.
Рене задумался и замолчал. Когда он заговорил снова, то голос его был бесконечно печален.
- Я видел очаровательную маленькую девочку-вампира, которая просто убила, а не обратила человека и воспринимала все это как веселую и увлекательную игру, познание окружающего мира, так сказать. Я не успел ее остановить. А она даже не понимала, что натворила. Я видел вечных подростков, застрявших в бесмыссленном бунтарстве против всего и всех. Вечно-юных, которые так и порхают как бабочки до сих пор, вляпываясь в одни и те же истории с неудачными влюбленностями. Теперь я стараюсь обращать людей где-то начиная от тридцати лет или уж хотя бы от двадцати с хвостиком, но это уже предел. Люди в этом возрасте обычно уже более-менее сформировались и не танцуют на одних и тех же граблях. Они уже пожили на этом свете и обычно точно знают, чего хотят.

+1

10

Да, конечно, Франц Тибо знал о детях, которые способны оторвать лапки жуку или крылья бабочке, не задумываясь о том, что причиняют боль живому существу. Но все ли дети таковы? И был ли таким же он сам когда-то?
Франц постарался вспомнить себя в раннем детстве, года в три, и ему это удалось. Нет, уже тогда он прекрасно осознавал, что жуки, бабочки, да и другие насекомые, не говоря о птицах и зверях, способны чувствовать боль. И ему бы в голову не пришло калечить жука или гусеницу. Бывало, что он ловил жука и сажал его в банку, чтобы за ним понаблюдать - но потом обязательно отпускал на свободу. Изменилось ли бы его отношение к живым существам, если в те ранние детские годы его сделали вампиром? Этого он уже никогда не узнает.
Поэтому вслух Франц заговорил о другом:
- Господин граф обратил меня в юности, мне было шестнадцать лет. Как тебе кажется, я бунтую против всего и всех без всякого смысла?
Он пристально вглядывался в лицо Рене, ожидая ответа. Правдивого ответа, каким бы тот ни оказался. Бывает, что со стороны виднее, что представляет собой человек или вампир.

+1

11

- Пока не знаю, - честно ответил Рене. - А ты бунтуешь? Делаешь из чувства протеста нечто такое, что не делает большинство вампиров и что им бы не понравилось? - он немного помолчал, а потом добавил. - Не пойми меня неправильно, не любой протест совершается исключительно ради самого протеста. Но мне часто приходилось видеть подобное среди очень молодых людей - сегодня у них один бунт, а завтра уже совсем другой...
Вампир устало повел плечами, словно на них лежал очень тяжелый груз.
- Я буду рад, если ты меня разубедишь и окажется, что юные обращенные способны развиваться, тогда меня не будет грызть совесть за то, что я как-то раз от голода и не разобравшись, покусал совсем молодых людей - они решили пощекотать себе нервы прогулкой по ночному кладбищу и буквально споткнулись о мое захоронение и одновременно место для сна. Ну, и разбудили меня конечно, а я уже довольно много лет там лежал без питания... все бы ничего, но они до сих пор так и остались внутри безалаберными юнцами. Хотел бы я знать, есть ли в этом моя вина или они просто такие инфантильные по своей натуре...

Отредактировано Rene Mort (2017-07-30 03:39:00)

+1

12

Делал ли он нечто такое, что не делает большинство вампиров и что им бы не понравилось? Ну разумеется, он же пьёт звериную кровь. Однако для Франца это был вовсе не протест, а всего лишь способ утолить голод. А что ему оставалось, если при любой попытке укусить человека у него перехватывало горло, а в коленях появлялась такая жуткая слабость, что впору было так и свалиться рядом с несостоявшейся жертвой? И это при том, что рот слюной исходил от восхитительного аромата, а желудок отчаянно требовал пищи. Словно кто-то надел на него невидимый, но непроницаемый намордник, как на кусачую собаку!
Каждый раз едва ли не до слёз становилось обидно от мысли, что из-за этой загадочной слабости он неспособен даже попробовать той пищи, которая, судя по запаху, обладала таким чудесным вкусом и которую так любили все вампиры. И графу, который, возможно, мог бы что-нибудь посоветовать, признаться было стыдно: ведь тогда признаваться пришлось бы и в том, на какой диете он живёт...
Но Рене продолжал свою историю, и стоило Францу услышать, с какой горечью тот рассказывает о двух обращённых им случайно юношах-вампирах, так и застрявших в своей безрассудной юности - захотелось тут же положить руку ему на плечо. Или даже обнять. Но Франц был гораздо ниже ростом, чем Рене, а обниматься с вампиром, с которым познакомился так недавно, было как-то неловко. Поэтому Франц просто взял руку Рене в свои ладони, мягко сжал, чтобы хоть как-то утешить.
- Знаешь, - горячо заговорил он, - я хотел бы отправиться в путешествие, увидеть мир, узнать как можно больше нового, чтобы стало ясно, могу я развиваться или нет. Но для этого мне пришлось бы покинуть замок и моего обратителя, которого я люблю, как отца. Не знаю, смог бы я решиться... прости, Рене.

>>>Коридоры

+1

13

- Мой обратитель бросил меня, так толком ничего и не объяснив. Хорошо хоть он посоветовал мне не соваться под солнце и на том спасибо... я был нужен ему при побеге из тюремной камеры, где мы с ним ожидали казни на костре. Я даже немного тебе завидую, наверное связь с обратителем может быть очень тесной и крепкой, и правда как с родителем... тогда и вечность наверняка кажется уже совсем не такой одинокой. Хотел бы я быть на твоем месте, Франц. У тебя есть дом и даже почти отец... наверное это просто чудесно - всегда есть кто-то, кто научит и подскажет, как надо. Не нужно учиться на своих ошибках.
Рене попытался вспомнить своего обратителя, хоть и не видел его уже много-много веков. Это был хмурый и недружелюбный тип, по крайней мере по отношению к Рене. Но он был еще не самым худшим обратителем из возможных - Рене слышал истории о том, как новорожденных вампиров отправляли на смерть ради каких-то своих сиюминутных целей, а новоиспеченые дети тьмы доверчиво шли куда указано. Их "вечность" была крайне недолгой, это уж точно. В сравнении с этими историями обратитель Рене был просто образцовым родителем, хоть его единственное краткое напутствие и заключалось в одной единственной фразе: "Бойся солнца, если все еще не планируешь в ближайшем времени сгореть заживо". Впрочем, последнее слово было несколько сомнительно по отношению к вампиру, но это уже были лишь незначительные детали.

Отредактировано Rene Mort (2017-07-30 22:12:15)

+1


Вы здесь » Tanz der Vampire: the Other Way » Замок » Ворота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC